Телефон для консультаций

8-800-100-41-17




Решение о признании недействующими Закона Свердловской области «Об административных правонарушениях на территории Свердловской области»

Свердловский областной суд

копия

Мотивированное решение изготовлено 09 февраля 2016 года.

дело № 3а-90/2016

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации 

04 февраля 2016 года г. Екатеринбург

Свердловский областной суд в составе:

судьи Шумкова Е.С.,

при секретаре Четиной Е.А., 

с участием:

прокурора Перминовой С.Ю.,

представителя административного истца Доровских А.Ю.,

представителя Законодательного собрания Свердловской области Лысакова В.В., 

представителя Губернатора Свердловской области Шахматова В.В., 

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Ерошкина А.Ю. о признании недействующим пункта 1 статьи 19-1 Закона Свердловской области от 14 июня 2005 года № 52-ОЗ «Об административных правонарушениях на территории Свердловской области»,

установил:

Закон Свердловской области от 14 июня 2005 года № 52-ОЗ «Об административных правонарушениях на территории Свердловской области» (далее – Закон № 52-ОЗ) принят Областной Думой Законодательного Собрания Свердловской области 31 мая 2005 года, одобрен Палатой Представителей Законодательного Собрания Свердловской области 09 июня 2005 года, опубликован в официальном средстве массовой информации – «Областной газете» 15 июня 2005 года № 170-171 и вступил в силу через десять дней после официального опубликования. 

Законом Свердловской области от 25 декабря 2006 года № 99-ОЗ вышеуказанный закон дополнен статьей 19-1 «Самовольное оставление транспортных средств, строительного или производственного оборудования на газонах, детских и спортивных площадках». Этот Закон Свердловской области официально опубликован 27 декабря 2006 года в средстве массовой информации – «Областная газета» №№ 441-442, вступил в действие через десять дней после официального опубликования (л.д. 69-72, 22).

Пункт 1 статьи 19-1 Закона № 52-ОЗ в настоящее время действует в редакции Законов Свердловской области от 08 апреля 2013 года № 32-ОЗ, от 06 февраля 2014 года № 10-ОЗ, от 13 апреля 2015 года № 31-ОЗ и предусматривает административную ответственность за самовольное оставление транспортных средств на газонах, детских и спортивных площадках, повлекшее нарушение нормативных правовых актов органов местного самоуправления, в случае если такое действие не повлекло нарушения правил дорожного движения.

Вышеназванные Законы Свердловской области приняты Законодательным собранием Свердловской области 02 апреля 2013 года, 04 февраля 2014 года, 07 апреля 2015 года соответственно, официально опубликованы, каждый из них вступил в действие по истечению десяти дней после официального опубликования (л.д. 73-83, 22).

Ерошкин А.Ю., привлеченный к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 19-1 Закона № 52-ОЗ (л.д.116-118), обратился в суд с заявлением о признании недействующей этой нормы Закона № 52-ОЗ, как противоречащей законодательству Российской Федерации, имеющему большую юридическую силу.

В обоснование указал, что отношения по поводу размещения транспортных средств урегулированы федеральным законодательством, в частности Федеральным законом от 10 декабря 1995 года № 196-ОЗ «О безопасности дорожного движения», Правилами дорожного движения, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года № 1090. Статьей 12.19 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за нарушение этих правил. Региональный законодатель, устанавливая административную ответственность в оспариваемой им норме, превысил свои полномочия, так как не вправе вводить ответственность за нарушение норм федерального законодательства. 

В судебном заседании представитель административного истца заявленные требования поддержал, просил их удовлетворить.

Представители Законодательного собрания Свердловской области и Губернатора Свердловской области требования не признали. Пояснили, что оспариваемая административным истцом правовая норма принята региональным законодателем в пределах его компетенции и не противоречит законодательству, имеющему большую юридическую силу. 

Выслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, исследовав доказательства, заслушав заключение прокурора, полагавшего, что заявленные требования подлежат удовлетворению, суд приходит к следующему. 

Пункт «к» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации устанавливает, что административное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В силу статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (часть 2). Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (часть 5).

Часть 1 статьи 1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях регламентирует, что законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Определяя полномочия региональных органов государственной власти в области законодательства об административных правонарушениях, вышеназванный Кодекс в пункте 1 части 1 статьи 1.3.1 предусматривает, что субъект Российской Федерации праве устанавливать административную ответственность за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

Аналогичные предписания содержатся в подпункте 39 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 06 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

К ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях согласно пункту 3 части 1 статьи 1.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях относится установление административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Приведенные нормы означают, что законодатель субъекта Российской Федерации, устанавливая административную ответственность за те или иные деяния, не вправе вторгаться в те сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального регулирования (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 01 октября 1998 года № 145-О, от 01 июня 2010 года № 841-О-П). Субъект Российской Федерации обладает полномочиями по установлению административной ответственности только в той части, в которой спорные правоотношения урегулированы нормами законодательства субъекта Российской Федерации или муниципальными правовыми актами. 

Такая правовая позиция отражена и в пункте 1 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», согласно которому законом субъекта Российской Федерации не может быть установлена административная ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных законами и другими нормативными актами Российской Федерации. 

Оставление транспортного средства на газонах, детских и спортивных площадках, по своей сути означает размещение, то есть стоянку (остановку) транспортного средства на указанных объектах. Следовательно, оспариваемая норма закона № 52-ОЗ фактически предусматривает административную ответственность за стоянку (остановку) транспортных средств на газонах, детских и спортивных площадках.

Однако согласно пункту 1 статьи 6 Федерального закона от 10 декабря 1995 года № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» формирование и проведение на территории Российской Федерации единой государственной политики в области обеспечения безопасности дорожного движения, установление правовых основ обеспечения безопасности дорожного движения находятся в ведении Российской Федерации. Определяя общие требования по обеспечению безопасности дорожного движения, пункт 4 статьи 22 названного федерального закона гласит, что единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации устанавливается Правилами дорожного движения, утверждаемыми Правительством Российской Федерации.

Такие Правила утверждены Постановлением Совета Министров –Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года № 1090. Разделы 12 и 17 Правил устанавливают порядок остановки и стоянки транспортных средств. Правовые нормы, содержащиеся в этих разделах, не предполагают возможности остановки и стоянки транспортных средств на газонах, детских и спортивных площадках. 

Стоянка транспортных средств на озелененных территориях, к которым относится газон, запрещена: пунктом 3.9.2 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных Постановлением Госстроя России от 27 сентября 2003 года № 170, пунктом 6.3 Правил создания, охраны и содержания зеленых насаждений в городах Российской Федерации, утвержденных Приказом Госстроя России от 15 декабря 1999 года № 153. 

Таким образом, правоотношения по поводу размещения (стоянки, остановки) транспортных средств урегулированы федеральным законодательством. Вышеперечисленное федеральное законодательство не предполагает установление дополнительных запретов для остановки и стоянки транспортных средств правовыми актами субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. 

Урегулирование названных отношений на федеральном уровне, исходя из вышеприведенных положений пункта 3 части 1 статьи 1.3 и пункта 1 части 1 статьи 1.3.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, означает, что ответственность за нарушение этих правил может быть установлена только федеральным законодательством и не может быть установлена субъектом Российской Федерации. 

Такая ответственность, например, установлена статьей 12.19 Кодекса Российской Федерации об административной ответственности, предусматривающей административную ответственность за остановку и стоянку транспортных средств с отступлением от предписаний, установленных разделами 12 и 17 Правил дорожного движения Российской Федерации.

Устанавливая в пункте 1 статьи 19-1 Закона № 52-ОЗ административную ответственность за оставление транспортных средств на газонах, детских и спортивных площадках, законодатель Свердловской области установил административную ответственность за нарушение вышеназванных правил и норм, установленных федеральным законодательством, что не допускается требованиями пункта 3 части 1 статьи 1.3 и пункта 1 части 1 статьи 1.3.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подпункта 39 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 06 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». 

Следовательно, пункт 1 статьи 19-1 Закона № 52-ОЗ принят Законодательным собранием Свердловской области с превышением полномочий, установленных названными положениями федерального законодательства Российской Федерации, и противоречит им. 

В оспариваемой норме указано, что ответственность за оставление транспортных средств на указанных в ней объектах наступает только в случае нарушения нормативных правовых актов органов местного самоуправления. 

Однако, как уже указано выше, федеральное законодательство не предполагает возможности установления органами местного самоуправления дополнительных правил и запретов для остановки и стоянки транспортных средств. Следовательно, в этом случае, сам факт указания в оспариваемой норме на нарушение нормативных правовых актов органов местного самоуправления не означает, что ответственность в ней установлена за нарушение норм, установленных правовыми актами органов местного самоуправления.

Суд, установив, что нормативный правовой акт полностью или в части не соответствует иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, в силу пункта 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации принимает решение об удовлетворении требований о признании такого акта недействующим.

Принятие нормативного правового акта с нарушением полномочий органа, издавшего этот акт, является основанием для признания такого акта недействующим. Если такой акт до вынесения решения суда применялся, то суд признает его недействующим со дня вступления решения в законную силу (пункты 18, 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части»).

Руководствуясь статьями 175-180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд

решил:

административное исковое заявление Ерошкина А.Ю. удовлетворить. Со дня вступления решения суда в законную силу признать недействующим пункт 1 статьи 19-1 Закона Свердловской области от 14 июня 2005 года № 52-ОЗ «Об административных правонарушениях на территории Свердловской области».

Решение может быть обжаловано в течение одного месяца со дня его принятия в окончательной форме в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации. 

Судья (подпись).

Копия верна.

Судья Шумков Е.С. 

Секретарь Четина Е.А.